Майкл и двое его детей / Всяко-разно / Фото / Майкл Джексон

Алина, если честно, мне не хочется называть свое имя, а ник придумать фантазии не хватает.

Насчет моих выставленных фото. Я вообще не думала, что они задержаться здесь надолго. Думала дня через два-три удалят. Так как здесь они вообще не по теме. Я вообще сюда и раньше приходила, и мне нравилось читать недвусмысленные комментарии к фотографиям. Просто отдыхала здесь от иностранных сайтов, где нужно напрягать мозги, чтобы понять.


Хотя дискуссия явно затянулась, выложу некоторые выдержки из интервью Майкла (для тех, кто не смотрел или не читал)


''It saddens me that many may actually believe the present flurry of false accusations… No, I've never taken hormones to maintain my high voice! No, I've never had my cheekbones altered in any way! No, I've never had cosmetic surgery on my eyes! As noted earlier, I love children. We all know that kids are very impressionable and therefore susceptible to such stories.'' (Statement released to the media, 1984)


Интервью с Опрой, 1993 год.

Опра: Вы можете прощать?

Майкл: Да. Обо мне написано столько гадостей, столько лжи, и об этом я тоже хотел бы поговорить. Пресса навыдумывала столько… Боже… кошмарных, отвратительных историй. И я понял, чем чаще люди слышат ложь, тем скорее они верят в нее.

Опра: Итак, перед перерывом мы начали говорить о слухах. Во-первых, когда я готовила программу, то обошла весь дом, пока вы не видели. Я искала эту кислородную камеру, но никакой камеры я в доме не нашла.

Майкл: Да, это дурацкая история. Это одно из ухищрений таблоидов, выдумка.

Опра: Да, но на этой фотографии вы лежите в чем-то, откуда это взялось? Как все началось?

Майкл: Это… Я снимался в рекламном ролике Pepsi и сильно обжегся. Мы тогда все урегулировали за миллион долларов, и все деньги я пожертвовал… Мы построили больницу и назвали её "Ожоговый центр Майкла Джексона". А это часть оборудования, которое используют при лечении ожоговых больных. Я увидел его и решил залезть внутрь, просто попробовать. А кто-то сфотографировал, а потом, когда проявляли, увидели меня "О, это же Майкл Джексон". Сделали копию. Так фото обошло весь мир вместе с этой историей. Это абсолютная ложь. Почему только люди покупают эти газеты? Это неправда, и я здесь, чтобы всем сказать об этом. Не судите человека, пока не поговорите с ним сами. Не обращайте на эти истории внимания, потому что это ложь.

Опра: Вы правы, этот слух обошел весь мир.

Майкл (смеется): Бред какой-то! С какой стати мне спать в кислородной камере?

Опра: Ну, по слухам, для того, чтобы не стареть.

Майкл: Это глупо. Просто глупо. Это выдумки, и мне даже неловко. Я могу простить прессу, меня научили любить и прощать, что я и делаю от всего сердца, но, пожалуйста, не верьте этим ужасным, бредовым вещам.

Опра: Вы покупали кости Человека-слона, они вам были нужны для?…

Майкл: Нет, ещё одна глупая выдумка. Мне нравится история Человека-слона, во многом он напоминает мне меня самого, его история довела меня до слез, но я никогда… Куда я дену кости?

Опра: Не знаю.

Майкл: Да и зачем они мне?

Опра: Не знаю. Откуда взялся этот слух?

Майкл: Кто-то придумал, и все поверили. Если слышишь ложь слишком часто, начинаешь ей верить.

Опра: Да, и на продаже таблоидов люди делают деньги.

Майкл: Да.

Опра: Ну, хорошо. Недавно вот была история. Я знаю, ваш адвокат даже устраивал пресс-конференцию. История о том, будто вы хотели, чтобы в рекламе Pepsi вас в детстве играл белый ребенок.

Майкл: Это такая глупость. Самая идиотская история из тех, что я слышал. Во-первых, в рекламе используется мое лицо. С какой стати мне хотеть, чтобы меня играл белый ребенок? Я черный американец, я горжусь этим, я горжусь своей расой. Я горжусь тем, кто я есть. Это как если бы я вдруг захотел, чтобы меня играл азиатский ребенок. Разве в этом есть хоть капля здравого смысла?

Опра: Нет.

Майкл: Пожалуйста, люди, не верьте в этот кошмар.

Опра: Окей, давайте перейдем к тому, что чаще всего обсуждается в связи с вами. Это цвет вашей кожи. Ведь очевидно, что он был другим, когда вы были моложе. И это породило множество домыслов и слухов. Вы отбеливаете кожу, ваша кожа стала светлее, потому что вам не нравится быть черным?

Майкл: Во-первых, насколько мне известно, никаких отбеливателей кожи не существует, я никогда не видел ничего подобного, не знаю, что это такое.

Опра: Ну, когда я росла, такие вещи продавались. Все говорили "осветляйте кожу", но вам понадобилось бы 300000 галлонов.

Майкл: Хорошо, но дело вот в чем. У меня болезнь кожи, при которой нарушается пигментация, я не могу остановить этот процесс. Окей. Но когда люди выдумывают истории о том, что я не хочу быть тем, кто я есть, мне становится больно.

Опра: Так значит…

Майкл: Это моя проблема, я не могу контролировать это. Но как же те люди, которые загорают на солнце, чтобы стать темнее, чем они есть на самом деле? Об этом почему-то никто не говорит.

Опра: Так когда это началось, когда ваша… когда цвет вашей кожи начал меняться?

Майкл: Господи, я не… наверное, после "Thriller", где-то во время "Off The Wall", "Thriller", тогда.

Опра: И что вы думали тогда?

Майкл: Это семейная болезнь, отец говорил, что это по его линии. Я не могу контролировать ход болезни, не понимаю этого, и это огорчает меня. Не буду вдаваться в свою медицинскую историю, потому что это личное. Но ситуация такова, как я её описал.

Опра: Хорошо, я понимаю это так, вы не пытаетесь намеренно изменить цвет своей кожи…

Майкл: Господи, нет. Мы пытались контролировать болезнь, приходится использовать макияж, так как на коже остаются пятна, цвет кожи приходится выравнивать. Знаете, это странно, почему всем это так важно? Для меня это совсем не важно. Я большой поклонник искусства, очень люблю Микеланджело. Если бы мне довелось поговорить с ним, я бы спросил, что вдохновило стать тем, кем он стал, а не о том, с кем он провел вчерашний вечер… какая разница… вот, что действительно важно для меня.

Опра: Сколько пластических операций вы делали?

Майкл: Очень, очень мало. Чтобы сосчитать, хватит двух пальцев. Если вам хочется узнать об этом, прочтите мою книгу Moonwalk, там про это написано. Давайте посмотрим на это так, если бы все жители Голливуда, сделавшие пластические операции, уехали в отпуск, город бы опустел.

Опра: Гм, возможно, вы правы.

Майкл: Думаю, я прав. Не осталось бы ни души.

Опра: Вы начали делать операции из-за комплексов, развившихся в отрочестве? Потому что вам не нравилось, как вы выглядите?

Майкл: Нет, не поэтому. На то было две причины. Прочтите мою книгу, это не так трудно.

Опра: А вы не хотите рассказать сами? Нос-то вы точно изменили.

Майкл: Да, но это сделали и многие мои знакомые.

Опра: Значит, когда вы слышите все это о себе, о том, что было гораздо больше…

Майкл: Но я никогда не менял скулы, глаза, губы. Они зашли слишком далеко. А ведь такое случается каждый день с другими людьми.

Опра: Вам нравится, как вы выглядите сейчас?

Майкл: Мне никогда ничего не нравится, я идеалист. Такой уж я есть.

Опра: Когда вы смотритесь в зеркале, бывает, что вы говорите, "ничего, мне нравится" или "мне нравится прическа"…?

Майкл: Нет, я всегда недоволен собой. И я стараюсь не смотреться в зеркало.

Обращаюсь к человеку под ником «имя». Я не хамила вам. Это во-первых, а во-вторых, несмотря на то, что ваши ссылки не работают, я поняла о каком сайте вы пишете. Я была там. Скажу так, из всех двойников которых я видела, двойник Казанова наиболее похож на Майкла, но! Больше похож не тогда, когда он в образе Майкла, а какой он в реальной жизни. Вот там его точно можно принять не за Майкла, но за какого-то его родственника, точно. Фотографии с фотоссессий разные, одни очень удачные (как эта например, Respect, признаю свою ошибку), на других фоток с фотоссесий сходство только отдаленное.
На видео-интервью этого артиста, которые я смотрела, где он также в образе Майкла, он слабо на него похож.
Ну а про его выступления — не впечатлило, близко не стоит (выражаю свое мнение). Хотя после Майкла вряд ли можно впечатлиться.


Прошу извинения за очень длинный пост.