Майкл Джексон

Даяна Соер: И со мной, конечно же, Майкл Джексон и Лиса Мари Пресли. Добро пожаловать в «Prime Time».

Майкл: Спасибо.

Даяна Соер: Я рада, что вы здесь. Наконец-то я смотрю на вас вместе. Я должна начать спрашивать, как эта женитьба началась, с чего всё началось? Позвольте мне угадать, что это произошло не на площадке для гольфа и не в очереди за хот-догами. Когда это началось? Когда вы начали встречаться?

Майкл: Ну значит, мы первый раз встретились, ей было семь лет, а мне семнадцать. Это было в Лос Вегасе. Она часто приходила посмотреть моё шоу. Мы тогда делали семейные шоу в этом турне вместе с Jackson 5. И она приходила, маленькая девочка и садилась в первом ряду. Она приходила достаточно часто и с ней было много телохранителей.

Даяна Соер: И вы встретились с ней?

Майкл: Конечно, конечно. И потом она пришла за кулисы, потом я, вы понимаете, поговорил с ней сказал - «Привет» и она пришла ещё. И я подумал: какая она милая и любящая и я надеялся увидеть её вновь, я всегда надеялся увидеть её вновь.

Даяна Соер: И кто же первый заговорил о свадьбе?

Лиса Мари: И мы не виделись после этого.

Майкл: Мы не виделись... и.

Лиса Мари: Хи... хи... продолжай, что ты начал рассказывать.

Майкл: Нет, ты можешь сказать это. Ты можешь, у тебя лучше память.

Лиса Мари: Ну, ты скажи, ты собирался рассказывать это.

Даяна Соер: Вот наш первый аргумент в этом часе. Кто предложил? Я имею в виду, кто первым заговорил о женитьбе?

Майкл: Нет сначала, вот, что произошло. Когда ей было 18, я спросил моего адвоката Джона Бранку: «Ты знаешь Лису Мари Пресли?» И он сказал: «Я был знаком с её мамой» – я сказал – Так, ты сможешь устроить мне встречу с ней, я думаю, она очень хорошенькая». И он смеялся надо мной. Он сказал: «Я сделаю всё, что смогу.» Потом он вернулся и я сказал: «Ну, ты выяснил?». Он сказал: «Нет, ничего» И я всё время приставал к нему с этим. Следующее, что я помню, это была фотография на обложке журнала, где говорилось, что она вышла замуж. Это действительно меня разорвало на кусочки, потому что я чувствовал, что это должен был быть я. Я действительно так думал.

Даяна Соер: И что, что послужило толчком для вашей свадьбы? Скажите мне, кто сделал предложение первым?

Майкл: Я сделал.

Лиса Мари: Он сделал.

Даяна Соер: Когда? Где?

Майкл: Когда, где?

Лиса Мари: По телефону.

Майкл: О, да, точно, по телефону!

Лиса Мари: Он первый раз спросил меня, мы тогда уже встречались на протяжении 4 месяцев, правильно? Четырёх месяцев?

Майкл: Я не помню.

Лиса Мари: Как бы там ни было, мы тогда проводили много времени вместе. Я удивляюсь, как это не попало в прессу, потому что мы не скрывали это. Мы были в Лос Вегасе, мы были в...

MJ and LM: Мы были повсюду вместе.

Лиса Мари: Везде.

Майкл: Посещали книжные магазины...

Лиса Мари: Книжные магазины. Мы не прятались.

Даяна Соер: И ты сказала «да» прям сразу?

Лиса Мари: Я была в разводе 4 месяца, и он сказал: «Что ты сделаешь, если я попрошу тебя, выйти за меня замуж? И я сказала, я выйду.

Майкл: Большое «я выйду», ты была действительно полна энтузиазма! (прикалывается)...

Даяна Соер: Я должна спросить, потому что я могу лишь представить количество адвокатов составляющих брачный контракт между двумя этими судьбами. Так был контракт?

Майкл: Ну, проработали кое-какие вещи, подписали кое-что, но конечно, это строго конфиденциально.

Лиса Мари: Мы составляли соглашение, да.

Даяна Соер: Как вы знаете, реакция на эту свадьбу, я знаю, вы к этому спокойно относитесь, но реакция на эту свадьбу была окутана сплетнями, что всё подстроено, вызвано много подозрений. Так как же было, Лиса ты спрашивала Майкла об обвинениях. Вы хотели быстрее пожениться, чтобы отвлечь от обвинений?

Лиса Мари: Конечно, нет. Он мне звонил, я поддерживала с ним связь на протяжении всего этого, когда эти обвинения только начались. Я разговаривала с ним, когда он исчез. Я решила поехать с ним в Сан Джусто, Порто Рико, когда он уезжал и спрятался и я получила звонок, что он не поедет туда, и я делила всё с ним, разговаривая с ним по телефону.

Даяна Соер: Ты спрашивала его: «Правы ли обвинения?»

Лиса Мари: Нет, не спрашивала, нет.

Даяна Соер: Я хочу прерваться на минутку и вернуться к свадьбе...

Лиса Мари: Я могу лишь... извините. Он, он был всю больше и больше расстроен этим, я даже не могла сказать, правда ли обвинения? Он просто «аааа!!!» [имитирует злость Майкла] по телефону, понимаете...

Даяна Соер: Каждый раз.

Лиса Мари: Просто постоянно… да.

Даяна Соер: Итак, [поворачивается к Майклу] потому что я знаю, что ты хотел выразить свои чувства, накопившиеся за долгое время, Я хочу спросить пару вещей об обвинениях. Но сначала я хочу прояснить для телезрителей, что у нас нет никаких договоренностей. Ты сказал, что не боишься никаких вопросов. Так что я хочу, чтобы все это понимали прежде, чем мы приступим. Я думаю, я могу быть уверена, что терминология будет ясна, говорил, что не можешь причинить вреда ребёнку. Я хочу быть прямой на сколько могу. Ты когда-нибудь, этот мальчик утверждал это, когда-нибудь сексуально домогался, имел сексуальный контакт с этим ребёнком или с каким-либо другим ребёнком.

Майкл: Никогда в жизни. Я не могу причинить вред ребёнку или кому-либо ещё. Этого нет в моём сердце, я не такой. Это не то, что я есть, я даже не думал о таком.

Даяна Соер: И что, как ты думаешь должно быть с тем, кто бы сделал такое?

Майкл: С тем, кто бы сделал такое? Должны сделать? Боже... я думаю, такие люди нуждаются в помощи... или в чём-то подобном... понимаете.

Даяна Соер: А что на счёт полицейских фотографий? Как было достаточно информации от мальчика о подобных вещах?

Майкл: Полицейские фотографии?

Даяна Соер: Да.

Майкл: Которые они взяли с меня?...

Даяна Соер: Да.

Майкл: Там не было ничего, чтобы предъявить мне эти объявления, ничего.

Лиса Мари: Не было ничего, чтобы обвинить его.

Майкл: Вот почему я сижу здесь и разговариваю с вами. Не на одну йоту не было информации найдено, чтобы предъявить мне...

Даяна Соер: Мы слышали, что обвинения основаны на уликах...

Майкл: Ничего не было...

Майкл: Нет улик.

Даяна Соер: Нет улик?

Майкл: Нет.

Даяна Соер: Так почему вы остановили...

Майкл: Почему я здесь тогда?

Лиса Мари: Вы же не собираетесь спросить меня, ну а ты? [смеётся] Извините. На счёт улик?

Даяна Соер: Ты доброволец.

Лиса Мари: Нет, Я просто... дело в том, что когда были сделаны заявления о невиновности, потом, их было напечатано вот столько [показывает маленькое пространство], по сравнению, сколько должно было быть.

Майкл: Это не правильно!

Даяна Соер: Почему вы тогда замяли дело?

Майкл: Всё это было враньё.

Даяна Соер: Почему вы замяли дело? И это выглядит, как будто вы заплатили огромную сумму денег...

Майкл: Вот... вот, что больше всего интересовало людей. Я поговорил со своими адвокатами, и сказал: «Можете ли вы гарантировать мне, что справедливость восторжествует?» А они мне говорят: «Майкл мы ничего не можем тебе гарантировать, присяжные и судья сделают что угодно». Я был доведён до предела!

Даяна Соер: Сколько денег...

Майкл: Полностью измотан. Поэтому я сказал, что нужно что-то сделать, чтобы выбраться из этого. Всей этой лжи, все эти люди приходили, чтобы им заплатили, это таблоидное шоу, просто ложь, ложь, ложь. И я вот что сделал, мы собрались с моими советчиками, и они посоветовали мне разрешить дело. Это могло продолжаться на протяжении семи лет!

Даяна Соер: Так сколько денег было?...

Майкл: Мы сказали, давайте оставим это позади нас.

Даяна Соер: Ты можешь сказать сколько?

Майкл: Это не то, что таблоиды писали. Не те сумасшедшие суммы, совсем нет. Я имею в виду, подробности соглашения конфиденциальны.

Даяна Соер: Я хочу спросить...

Лиса Мари: Ему было не удобно обсуждать это...

Даяна Соер: Подробности...

Лиса Мари: Подробности соглашения.

Майкл: Дело в том, что это было просто не честно... то, чему они меня подвергли. Потому что не было даже кусочка информации, что я сделал это. Но в любом случае, они перевернули вверх ногами мою комнату, просмотрели все мои книги, все мои видео записи, все мои личные вещи и не нашли ничего, ничего, ничего, ничего, что могло бы подтвердить, что Майкл Джексон сделал это. Ничего!

Даяна Соер: Но позволь мне задать тебе пару вопросов...

Майкл: По сей день, ничего. До сих пор, ничего.

Даяна Соер: Позволь мне спросить...

Майкл: Ничего, ничего, ничего.

Даяна Соер: Ничего они не нашли ничего. Как вы возможно, знаете, мы позвонили, кому только могли позвонить, мы проверили все, что смогли проверить, мы прошли всё и пытались увидеть есть ли то, что мы слышали в фактах дела. Я хочу тебя спросить о двух вещах. Эти репортажи мы читали снова и снова, что в твоей комнате нашли фотографии маленьких мальчиков...

Майкл: Не мальчиков, детей, девочек... всех.

Даяна Соер: И те фотографии, книги, с изображением голых мальчиков.

Майкл: Нееет.

Даяна Соер: Такого не было?

Майкл: Нет. Ничего того, о чём бы я знал, люди присылают мне вещи, которые я даже не открывал. Люди знают, что я люблю детей, так что они присылают мне вещи со всего света. Из Южной Америки, из Германии, из Италии, из Швеции, я...

Даяна Соер: Так они сказали, что нашли эти вещи, в виде доказательства. И позволили им появиться, правильно?

Майкл: Да, потому что, я получаю всё, что угодно по почте, вы не поверите количеству почты, что мне приходит. Если вы скажете фэнам, например, что я люблю Чарли Чаплина, они будут присылать мне всё, что касается Чарли Чаплина. Если сказать, что я люблю детей, они будут присылать мне всё, что касается детей.

Даяна Соер: Ну а больше нет подобных обвинений связанных с детьми... Не в этом процессе, но всё же.

Майкл: Нет.

Даяна Соер: ...но, но, снова ты говоришь о выпутывании.

Майкл: Нет. Это не так, я слышал, что всё нормально, и нет никого других.

Даяна Соер: Я полагаю, позволь мне спросить одну вещь, я думаю, как же это сформулировать, не смотря, что я слышу это по всей стране, люди говорят - и ты чист от всех этих обвинений, я хочу, чтобы это было ясно. Люди говорят, смотрите этот мужчина окружен теми вещами, что любят дети. Этот человек проводит много времени в окружении маленьких мальчиков.

Майкл: Да это так.

Даяна Соер: Что 35 летний мужчина делает, спит с 12 летним мальчиком?

Майкл: Ну ладно. Хорошо, вы сказали мальчики, почему мальчики, я никогда не говорил, что только мальчики заходят ко мне в комнату. Это просто смешно и это смешной вопрос. Но если люди хотят это услышать, то я буду счастлив ответить на него. Я никогда не приглашал никого ко мне в постель, никогда. Дети любят меня, я люблю их. Они ходят за мной, они хотят быть со мной. И... Кто угодно из них может придти ко мне в постель, ребёнок может придти ко мне в постель, если хочет.

Лиса Мари: Я могу сказать... я могу... извините. Я видела это, я видела много. Я видела детей, я видела его с детьми в прошлом году. Я видела, как это происходит, я понимаю...

Даяна Соер: Это то, как быть взрослым... а у тебя есть двух летний ребёнок... двух летний мальчик.

Michael to Lisa Marie: Ты хочешь закончить?

Лиса Мари: Да. Позвольте мне, просто... извините.

Даяна Соер: Хорошо.

Лиса Мари: Я просто хочу сказать, что видела этих детей. Они даже не дают ему сходить в туалет, без того чтобы не побежать за ним. И они не оставляют его без внимания. И когда он ложится спать, даже я остаюсь снаружи. Понимаете, они ложатся спать с ним.

Даяна Соер: Это разве не часть того как быть взрослым… и любить детей, держать их подальше от неприятностях ситуаций? И снова мы говорим о необычном моменте сейчас. Ты бы позволила своему сыну, когда он вырастит до 12 лет, делать такое?

Лиса Мари: Если бы я не знала Майкла низа что. Но я знаю его, что он есть. Я знаю, что он не такой, и я... продолжайте, извините.

Даяна Соер: Я просто хотела спросить, это кончено? Вы уверены, что это не повториться снова? Я думаю, что это, то, что людям интересно.

Майкл: Что кончено?

Даяна Соер: Что больше не будет этих выяснений о спящих детях.

Майкл: Никто не выясняет спят ли дети в моём доме. Никто не выясняет.

Даяна Соер: Но это конец? Ты не хочешь поостеречься?

Майкл: Поостеречься чего?

Даяна Соер: Просто заботится о детях и всё.

Майкл: Конечно, это всё вполне морально и чисто. Я даже не думал о таком, я такое не могу представить...

Даяна Соер: Так ты сделаешь это снова?

Майкл: Я никогда... Сделаю, что снова?

Даяна Соер: Я имею в виду спать в одной постели с детьми.

Майкл: Конечно! Если они захотят.

Лиса Мари: Он будет...

Майкл: Это всё в рамках чистоты, любви и невинности. Полной невинности. Если вы говорите о сексе, это безумие. Это не я. Идите к парню на улице, но это не Майкл Джексон.

Даяна Соер: Ну ладно, мы прервёмся сейчас. Элизабет Тэйлор расскажет немного нам о том, что она видела, когда она разговаривала с тобой посередине этого процесса и помогла тебе преодолеть пристрастие к обезболивающим.

Майкл: Уау, Лиз на шоу!

Даяна Соер: По моему она была так зла, потому что люди говорят только об одной стороне личности.

Майкл: Вот именно.

[Показывают плёнку с интервью с Элизабет Тэйлор]

Elizabeth Taylor: Когда он в турне, он ходит в больницы, никто об этом не знает, без прессы. Он просто решает и идёт туда, и дети видят его «Уау, это Майкл Джексон!».

Даяна Соер: А не было момента, когда вы сказали себе, читая всё, что все читали: «Может это правда, может я до конца не понимала, кем он был»?

Elizabeth Taylor: Не за что. Абсолютно нет.

Даяна Соер: Никогда?

Elizabeth Taylor: Никогда. Я знаю сердце Майкла, я знаю его мысли и его душу. Я не так податлива. Особенно по отношению к нему или людям кого я люблю.

Даяна Соер: Как вы решились поехать в Сингапур?

Elizabeth Taylor: Он был моим другом, он был одинок. Он был совсем один. Он просто, ему нужна была помощь. Ничто в мире не могло сделать ему больнее. Если бы это было вычисление, если бы они планировали убийство, они не могли придумать ничего лучше. Это почти, это почти разбило его сердце.

Sawyer (голос за кадром): Она сказала, что узнала, что её друг прибегнул к болеутоляющим чтобы забыться.

Elizabeth Taylor: Он не знал, что такое произойдёт с ним, он притуплял свою боль. Но, это действительно напугало меня, потому что со мной это было. И я знаю, как легко втянуться, когда ты в смятении или тебе физически больно.

Даяна Соер: И он с самого начала знал, с чем имеет дело?

Elizabeth Taylor: Не с самого начала, не с самого начала, но он знал.

[возврат к Майклу и Лисе]

Даяна Соер: Это был один из репортажей сделанных в тот период. Майкл, говорят, что ты был в такой агонии из-за этого скандала, что хотел покончить жизнь самоубийством. Это правда?

Майкл: Я никогда не собирался этого делать. Я слишком люблю жить чтобы покончить жизнь самоубийством. Никогда такому не бывать.

Даяна Соер: Это заставило тебя...

Майкл: Разбитое сердце [дотрагивается до сердца], но не самоубийство.

Даяна Соер: Это заставило тебя измениться? Я поговорю с вами немного о том, где вы думаете жить в мире. Вы изменили своё решение жить здесь? Вы думаете переехать куда-нибудь?

Майкл: Мне не важно оставаться в Америке, мне всё равно. У меня всегда будет Neverland. Потому что я люблю Neverland. Но я очень чувствителен к дыму, я не могу выносить этот дым. Я хочу переехать, да это так.

Даяна Соер: Действительно?

Майкл: Да.

Даяна Соер: Куда?

Майкл: Ох, я ещё не выбрал место пока. Может Южная Африка, может быть.

Даяна Соер: Жить постоянно?

Майкл: Может, Швейцария.

Даяна Соер: Ну а ты Лиса согласна с этим?

Лиса Мари: Мы не можем просто, подождите, просто начать с того, что мы не живём раздельно.

Майкл: Да, мы не живём раздельно, это только мечта.

Лиса Мари: ...Это смешно. Где же тут камера. Как бы там ни было, хм, извините.

Майкл: Нет. Включайся в любое время.

Лиса Мари: Что? Что я думаю об этих заокеанских вещах? Да это хорошие места для посещения и я бы хотела иметь дом там.

Даяна Соер: Хмм.

Лиса Мари: Мы ещё пока ничего толком не решили, но.

Майкл: Смеётся.

Даяна Соер: У нас тут есть ваша свадьба на видео. И я позволю вам рассказать о том, что мы здесь видим, если наш режиссёр включит её нам. Итак, год назад. Правильно?

Лиса Мари: Да.

Даяна Соер: Просто уточняю.

[включили свадебное видео]

Лиса Мари: Я похожа на идиотку, могу вам это сказать.

Майкл: Ты не выглядишь, как идиотка, ты больше похожа на... ааа... нет.

Лиса Мари: [смеётся] Ты хочешь, чтобы я говорила с вами...

Даяна Соер: Да.

Лиса Мари: ...или сначала посмотрим это?

Даяна Соер: Скажи нам.

Лиса Мари: Давайте посмотрим это.

Даяна Соер: Скажи нам. Мы смотрим это в прямом эфире.

MJ(To LM): Да, беру.

LM(To MJ): Что?

MJ(To LM): Да, беру.

LM(To MJ): Ой.

Лиса Мари: В середине он [судья] просит его [Майкла] подпись.

LM: Ну вот и всё.

MJ(To LM): Как я выгляжу?

LM(To MJ): Здорово.

MJ(To LM): Ты уверена?

LM(To MJ): Да.

Даяна Соер: Итак, я знаю, что ты Лиса Мари, хотела поговорить об этом. Уж очень много сплетен об этом браке. Я слышала будто это план Саентологической церкви, членом которой ты являешься и муж с которым ты развелась саентолог и он всё ещё очень много значит для тебя и это всего лишь для того чтобы завлечь Майкла и его деньги в эту церковь.

Майкл: О, Боже...

Лиса Мари: Это фигня. Извините, это смешно, это самая смешна вещь которую я когда либо слышала. Во-первых невозможно никого завлечь в что-то таким образом. И вообще причиной моего замужества не может быть ничто кроме того, что я влюблена в этого человека. Это чётко. И они могут схавать это, если будут думать иначе.

Майкл: [Громко смеется!]

Даяна Соер: Вот так кратко.

Лиса Мари: Да.

Даяна Соер: Что ты больше всего любишь в нём?

Лиса Мари: Ох, что я больше всего люблю в нём? Всё. Он поразителен. Я действительно восхищаюсь им. Он удивителен. Я уважаю его. Я восхищаюсь им. Я влюблена в него. И мы не спим в раздельных спальнях, спасибо большое. И я люблю всё в нём.

Даяна Соер: Чтобы закончить – ты саентолог?

Майкл: Нет.

Даяна Соер: Планируешь стать?

Майкл: Я верю в духовность я верю в высшую силу, в Бога. Но я не саентолог. Я читаю всё подряд, я люблю читать, я люблю учится.

Даяна Соер: Вы сказали, что не спите в разных спальнях, и я должна признаться, что вот здесь я смущаюсь, потому что за всю свою жизнь серьезного журналиста я не завала подобного вопроса. На я не хочу скрывать факта, что ваши поклонники больше всего хотят задать вам один вопрос.

Лиса Мари: Занимаемся ли мы сексом?

Даяна Соер: У нас есть…

Майкл: Хи... хи... хи... она... она этого не спрашивала!!

Лиса Мари: Ха, ха, ха.

Майкл: Она не спросила.

Лиса Мари: Хорошо, я не спросила.

Даяна Соер: Хорошо.

Майкл: Мы не знали, что это будет.

Лиса Мари: Вы это хотели спросить?

Даяна Соер: Давайте, мы вам плёнку включим.

Лиса Мари: Извините.

Даяна Соер: Давайте включим.

[видеозапись вопросов фэнов]

fan 1: Мы хотим знать, вы занимаетесь «этим»?

fan 2: Майкл, я знаю, что это интимный вопрос, но ты занимаешься сексом с Лисой Мари?

fan 3: Вы ребята действительно любите друг друга или вы делайте это чтобы удовлетворить медиа ?

fan 4: Вы ребята близки?

Даяна Соер: Ещё раз...

Майкл: Я не могу в это поверить.

Лиса Мари: Уау!

Даяна Соер: Но это просто любопытство.

Лиса Мари: Да! Да! Да!

Даяна Соер: И... мы читали в газетах, что вы ждёте ребёнка.

Лиса Мари: Мы будем ждать ребёнка. Когда... я не могу сказать...

Майкл: Мы не можем сказать когда.

Лиса Мари: Это личное.

Майкл: Это в руках Господа.

Даяна Соер: Но не сейчас?

Лиса Мари: Вступили ли мы в брак без удовольствия? Вот что действительно интересно на мой взгляд.

Майкл: Это смешно.

Даяна Соер: Почему?

Лиса Мари: Ну, почему мы не можем иметь много общего? Вот вопрос. Почему? Почему нет?

Майкл: Вроде мы подстроили это?

Лиса Мари: Вроде… нет.

Майкл: Это самая смешная вещь которую я когда либо слышал.

Лиса Мари: Но вы не можете просто так жить с кем-то день за днём. Вы вместе всё время, во-первых. Во-вторых, как вы можете претворятся 24 часа проведённых с кем-то? Спать с кем-то. Просыпаться с кем-то. Заниматься...

Майкл: Это самая глупая вещь, которую я когда-либо слышал.

Лиса Мари: Он бегает по дому. Я бегаю по дому. Вы были у нас дома. У нас обычный дом, у нас есть служанка. И... мы ходим вокруг, он на студии, я на кухне. Мы ходим по дому как обычные – я знаю в это трудно поверить – люди.

Даяна Соер: Вы ходите по магазинам вместе... вы…

Лиса Мари: Мы ходим в магазин. Мы ходим ужинать. Мы спорим... иногда.

Майкл: О чём, можно я спрошу? [к Лисе]

Лиса Мари: [смеётся, смотрит на Майкла]

Даяна Соер: Я ещё слышала репортаж, что возможно вы планируете усыновить ребёнка.

Майкл: О, я бы хотел усыновить детей. Я думаю это одна из вещей, которую я всегда хотел сделать. Детей либой расы: арабских, еврейских, чернокожих, всех рас.

Даяна Соер: Но, детей Лисы?

Майкл: Я люблю детей Лисы.

Даяна Соер: Но усыновить их...

Майкл: Простите?

Даяна Соер: Чтобы усыновить их?

Майкл: О, я люблю её детей, они милые.

Даяна Соер: Но усыновить? Нет?

Майкл: Конечно.

Лиса Мари: Но у них есть биологический отец, и он... их...

Майкл: Я думаю, они любят меня; Я люблю их.

Лиса Мари: Они любят его.

Майкл: Мы здорово проводим время.

Лиса Мари: Но я не слышала чтобы кто-то, усыновлял чьих-то детей, просто пока они связаны как-то с этим человеком.

[рекламная пауза]

Даяна Соер: Мы собираемся показать ваш фильм сейчас, созданный Майклом Джексоном. И он вызвал фурор в некоторых кинотеатрах в этой стране. Некоторые говорят, что он создан по фильмам Triumph или The Will. Нацистские фильмы, фильмы с нацистским смыслом.

Майкл: Это не правда. Ничто из этого не правда.

Даяна Соер: Но ты видел эти фильмы раньше?

Даяна Соер: Я смотрю всё под ряд, я люблю кино, я люблю документальные фильмы. Мне нечего с этим делать.

Даяна Соер: Но когда люди смотрят это, они продолжают говорить, что это... они смотрят и говоря ведь это же...

Майкл: Абсолютно нет.

Даяна Соер: Ты был...

Майкл: Это не связано с политикой, или коммунизмом, или фашизмом вообще.

Даяна Соер: Критики говорят, что это «самый самовосхваляющий, возвеличивающий, фильм в котором певец использовал своё лицо».

Майкл: Хорошо! Это то, что я хотел.

Даяна Соер: Ради дискуссии?

Майкл: Да! Они попались в мой капкан.

Даяна Соер: Но люди же говорят что...

Майкл: Я хотел всеобщего внимания.

Даяна Соер: Но что насчёт этих людей, которые говорят что эти символы означают...

Майкл: Нет. Символы... нет…

Даяна Соер: Страдание...

Майкл: Нет. Символы ни с чем не связаны. Это не политическое. Это не фашистское. Это не догма. Это... не идеология и подобные вещи. Это чистая, простая любовь. Вы не видите танков, вы не видите тушки. Это о любви. Это люди собираются вместе...

Даяна Соер: О любви. Мы собираемся показать небольшую часть этого всем.

Майкл: Да, но это искусство. Это искусство!

Даяна Соер: OK.

Майкл: У нас был режиссёр, мы взяли его чтобы создать искусство.

Даяна Соер: Короткий ответ, всё – начинается.

Даяна Соер: Тут ещё один скандал всплыл. В песне ты сказал «обзывай меня евреем». И некоторые люди сказали, что это антисемитизм.

Майкл: Это не антисемитизм. Потому что я не расист. Я никогда не был расистом. Я люблю все расы от Арабов до и чёрных. И когда я сказал «Jew me, sue me, everybody do me, kick me, kike me, don't you black or white me, « я говорил о себё как о жертве, понимаете. Мои бухалтеры и юристы евреи. Мои три лучших друга евреи David Geffen, Jeffrey Katzenberg, Stephen Spielberg, Mike Milkin. Они мои друзья и они евреи. Так какой в этом смысл? Я рос в Еврейском обществе.

Даяна Соер: Я хочу вас обоих спросить кое о чём, потому что это второй самый частый вопрос людей на улице И знаю это, что тебе не приятно об этом говорить и ты говорил об этом с Опрой. Но каким-то образом люди всё ещё не верят, они не чувствуют, что слышали всё о белезне твоей кожи. И если даже это не оставило тебе выбора, мириться в косметикой. Быть чёрным или белым, выглядеть полностью мужчиной, быть в зоне гермофродитов? Я думаю, они хотят знать это решение, как ты выглядишь, в какой-то степени исходило от тебя? Откуда это взялось?

Майкл: Я думаю это произошло само по себе... Природа сделала это со мной.

Лиса Мари: Он... Он артист. У него всё правильно, как должно быть...

Майкл: Я артист, я певец.

Лиса Мари: И он постоянно меняет что-то или восстанавливает, понимаете, в некотором смысле работает над совершенством. Если он видит что-то ему не нравится, он меняет это! Он скульптар сам, он художник.

Майкл: И Я хочу ещё красную точку прямо здесь (указывание на его лоб), И два глаза прямо здесь.

Даяна Соер: Но... но, Вы хотите свой прежний цвет?

Майкл: Хочу ли я свой цвет?

Даяна Соер: Черный цвет.

Майкл: Вы должны спросить природу об это. Я люблю черный, Я люблю черный.

Даяна Соер: Но вы хотите его вернуть.

Майкл: Я завидую ей [показывает на Лису], потому что она может загореть, а я нет.

Даяна Соер: И ещё один вопрос я должна спросить. Вы собираетесь спеть вместе?

Лиса Мари: Нет.

Даяна Соер: Вы двое.

Майкл: [поёт Лисе Мари] Я хотел бы спеть с тобой, желаешь ли ты спеть со мной?

Лиса Мари: [мотает головой] Не-а, неет.

Даяна Соер: Ты не поёшь?

Лиса Мари: Я пела. Я пела, когда этого хотела. Я имею в виду, я не выйду за кого-либо замуж ради музыкальной карьеры, просто хочу это прояснить.

[Майкл ставит Лисе рожки над головой]

 

[Пауза]

Майкл: Что? Хи, хи.

[Лиса Мари щипает его за бок]

 

Майкл: Перестань!

Даяна Соер: И наш час заканчивается, я просто хочу задать коротенький вопрос, времени осталось очень мало. Чем вы собираетесь заниматься следующие пять лет?

Майкл: О Боже, мне нравится то, что я сейчас делаю, делаю всё чтобы помочь детям. И привет Бобби Шемиту.

Лиса Мари: А, я хочу чтобы люди знали с чем они имеют дело, и поняли, что я не, что мы не шутим. Все эти дурацкие комментарии, действительно очень раздражают. Так что я больше не хочу об этом говорить, надеюсь на этом будет всё кончено.

Майкл: Мы хотим задушить их!

Даяна Соер: Хорошо, так пять лет вы будете...

Лиса Мари: Да, мы хотим задушить их.

Майкл: Не верьте этому мусору, всей этой таблоидной рухляди. Не читайте это, не слушайте. Это рухлядь, это тупость, покончим с этим.

Даяна Соер: И наш вечер окончен.

Майкл: Yes! [поднимает его кулак в победе]

© 2000, перевод, MJFC «Dangerous»
 
21 URL
просмотры
6 192
14 Июня, 1995
+
+2
02
осталось символов: 4000

Сейчас в чате

Сейчас в чате никого нет